August 7th, 2006

Дни рождения, дни смерти

Вышло так, что я свою денюху отмечала три дня (как деревеньскую свадьбу!). В субботу с моими мужчинами, а вчера вечером также с ними + Марьяна. Было вкусно (Любиша, молодец, готовил, и коктейлями собственноручного ШЕЙКОВАНИЯ поил) и забавно. Надеемся, что и нашей госте было так же приятно:)
А сегодня я пошла выполнять долг перед человеком, который умер неделю назад. Уж очень хотелось две книжки передать ему лично, но... не судьба было. Владивостокцы (ну, хоть бы некоторые) знают, что в Пушкинском театре есть музей им. Пушкина, создан не городом или какой-либо государственной структурой, а одним человеком, и все время держался и разрастался на энтузиазме этого человека, Александра Бутырина. Там, помимо множества фотографий и всякой всячины, связанной с Пушкиным, есть и книги А. С. переведенные на разные языки мира (в том числе и на японский, китайский...), но не было ни одной на сербском языке, поэтому А. В. Бутырин просил меня как-нибудь заполнить его коллекцию. И когда я договорилась с подругой в Белграде, что она мне пришлет что-нибудь, его госпитализировали. Он лежал в больнице, книги лежали у меня и ждали, когда его выпишут. В прошлый понедельник Бутырин умер и я сегодня передала книги его сыну, продолжающиему дело отца, но я не могу освободиться ощущения, что если бы... то было бы... Глупое, иррациональное чувство, при полном понимании, что никакие книги ничего бы не поменяли. Но данное чувство меня начинает угнетать, ибо это уже второй человек, с которым я должна была встретиться здесь во Владике и передать кое-то - но по причине смерти получателя не выходило. Если мне с Бутыриным надо было встретиться с пользой для него, то с Ниной Ивановной Великой это было бы только на благо меня. Мне Майя, моя мюнхенская подруга, безумно любящая Нину Ивановну, завидовала, что у меня такой уникальный шанс познакомиться с таким уникальным человеком, каким, несомненно, была профессор Великая. Майя мне написала сопровождающее, рекомендующее меня письмо (ой, боже, какие там слова насчет моего великолепия!), которое я должна была передать Нине Ивановне... но Нины Ивановны не стало незадолго до нашего прибытия во Владивосток. Господи, это что такое?! Какая-то нелепая тенденция, что ли... Ну, как не расстраиваться, ну, скажите?!