May 13th, 2008

Веллер... мгм...

Мне давненько кто-то (не помню, кто именно) порекомендовал почитать "Легенды Невского проспекта", потому что... в них что-то, что мне особенно будет интересно. И "кто" и "что" забылось, а остался императив найти данную книгу. Каково было мое счастье, когда мне дали почитать Веллера, и даже не одну, а две книги! Правда, все еще не могла понять, из-за чего именно я должна была познакомиться с этими легендами, но это не важно - важно то, что я с большим удовольствием читала, и местами даже ржала, как донская кобыла:). А напоследок поняла, что это такое, что я должна была прочитать. Когда вчера вечером уже выбивалась из сил и глаза сильно устали, я решила закончить на легенде о проститутке Марине; среди ее мужчин, оказывается, был и некто "Джорджи Марьянович", певец сладковатых шлягеров. Он был знаменитостью, но откуда эта знаменитость - не упоминается, а только почему-то настаивается на том, что "Джорджи" небольшого интеллекта ("- Вы шекспировский герой,  - добавила она, разворачиваясь грудью в наивыгоднейшем ракурсе. Марьянович примерно знал, кто такой Шекспир. Это было несколько выше уровня его интеллигентности.") И еще несколько подобных описаний звезды, непривыкшей к изыску разговоров о литературе (данные разговоры происходили в ванной и в постеле).  И вот тут мы с вами дошли до того, из-за чего я, собственно, и пишу этот возмущенный пост. Звезда югославской эстрады Джордже Марьянович (которого Веллер почему-то называет "Джорджи"), зажигавший советские пространства, как мало кто, в вашей стране остался во воспоминаниях, как придурок, который "пучил глаза" не в состоянии следить за интеллигентскими разговорами, а свободное от концертов время проводил в ванной, играя в "кораблики" с проститутками, с которыми потом, естественно... играл и в другие игры. Вы сейчас подумаете, что у меня националистическая реакция. Что я протестую против такого упоминания Марьяновича, потому что он мой земляк. Нет! Мне чисто по-человечески стало обидно за такой показ человека, реально существующего, но человека, который вряд ли узнает о том, как его унизили, и, естественно, не сможет сделать ничего, чтобы его реабилитировало. Мне было бы так же обидно, если бы речь шла о, скажем, Джо Дассене, или Стинге. Не понимаю писателя, кому такое понадобилось. Если надо было кого-то показать звездой-дурачком, можно было придумать имя и фамилию, а то, что сделал Веллер, я ничем не могу объяснить. Назвать это могу - безвкусица - но в мотивах не могу разобраться. Может, кто-нибудь прольет свет на мое непонимание?