October 17th, 2010

Перессказ перессказа


... или "Рассказ о том, как создаются рассказы" Бориса Пильняка. Об этом я вчера написала немаленький текст, но не знаю, как поместить его сюда, используя "читать дальше" - мой технический кретенизм неизлечим:)) Поэтому попытаюсь вкратце. Но сначала маленькая предистория:
   Дали мне читать этот рассказ года четыре назад, если не ошибаюсь. А на днях я опять с ним столкнулась. Оба раза мне его давали очень дорогие люди, и здесь я хочу попросить прощения (у них, а также у других почитателей Пильняка) за недостаточный пиетет к знаменитому писателю. Персонаж бедной русской женщины, которую предал японский муж, не вызвал во мне никакого сочувствия - одно только желание пополемизировать с писателем. ( Здесь никакой роли не играет моё отношение к моей двоюродной родине - Россия и Япония мне в одинаковой степени близкие и чужие страны.)
  Я понимаю, что человек не может постигнуть другую (тем более исторически и духовно сильно отличающуюся) страну в течение одной-двух поездок, поэтому я Пильняку не ставлю в вину то, что он словами своей молодой землячки японцев представляет странными и даже страшными (при встрече не подают руки, ходят в общие для мужчин и женщин уборные, не стыдясь наготы переодеваются в общем купе поезда...). Всё это так ... и не так. Неосведомлённость и определённый подбор слов способны сильно исказить картину. Но оставим сейчас на стороне этно-культурологический аспект произведения; меня больше заинтересовала психологическая (не)состоятельность рассказа. 
  Представьте себе мужчину (а Тагаки из рассказа всё-таки сначала мужчина, а потом японец), как беседует с девушкой, и в какой-то момент у него лицо лиловеет, глаза наливаются кровью и он выскакивает из комнаты. Она - девушка - понимает, что это у него вспыхнула страсть. !!!!! Я вас умоля-а-аю! Может, я сильно отличаюсь от среднестатистической женщины, может, большим опытом похвастаться не могу, но если мужчина выбегает из комнаты с кровавыми глазами и лицом неестественного цвета, то я делаю вывод, что он либо переборщил с водочкой, либо девушка довела его недвусмысленными ласками до... предела, а потом сказала "ах, ах, ах! нет, нельзя!"  . Одно из двух. А в рассказе нас уверяют, что они засиделись допоздна в беседе. И что незнакомый с Японией читатель подумает после такого? - "Ц-ц-ц... японцы дают! Какая страстная и какая странная нация! Разговаривал с девушкой - и тут такой припадок!"
   (Хотелось обратить внимание на ещё некоторые моменты, но надо выходить, поэтому продолжу либо сегодня попозже, либо на днях.)

Перессказ перессказа (продолжение)

     Заглавие такое я поставила не потому, что собиралась перессказывать вам произведение "Рассказ...", а потому, что "Рассказ о том, как создаются рассказы", на мой взгляд, перессказ перессказа, или испорченный телефон. Но оказывается, что не все знакомы с Пильняком, и я вкратце поделюсь фабулой (само произведение читайте обязательно - может, вы мне докажете, что я не права!).
    Русская выходит замуж за японского офицера, он из-за брака с ней теряет службу, они живут в японской глубинке, он пишет роман, роман выходит с успехом, она узнаёт, что роман о ней, дует губки и возвращается на родину. (Ну, как вы понимаете, перессказ этот был оттенён моим отношением к истеричной девушке:))
   Суть истории в том, что он (муж, японец) подсматривал за ней и в натуралистической манере изобразил её на страницах своего романа. Там она, между прочим, содрагается в страсти и в расстройстве желудка. Он за ней "шпионил" (цитата) и "вся её жизнь была материалом для наблюдений" (тоже цитата). Книги она не читала, да и автор нас не посвящает в то, в каком ключе мадам Тагаки изображена. То есть, на основании переживаний русской женщины и осколочного знакомства руссского автора с романом Тагаки мы должны испытать ту же самую обиду и сказать "Молодец, Соня, так держать! Бросай подлеца и предателя, и уезжай на родину! Он, правда, женился на тебе, потерял из-за этого работу и статус, спал с тобой, ел то, что ты ему готовила, учил тебя русской литературе - но не любил он тебя, всё это было только потому, что он расчитывал с успехом книги, для которой ты только материал для наблюдения!" Знаете, что бы на такое произведение сказал Станиславский? Вот, вот именно! Я тоже!
    Пильняк, однако, оправдал задачу - он показал, как создаётся литература. Начинается с наблюдения. С наблюдения тех, кто у нас под рукой. Очень трудный вопрос: имеет ли писатель право выставить на показ мир человека, который его в этот мир подпускает? Чтобы никого не обидеть, надо писать об инопланетянах, что ли:)) А чтобы не разошлись все брачные пары и не рассорились все друзья и родственники, надо разговаривать. Я думаю, что - по большому счёту - если есть желание решить проблему, её разговором можно решить. А Соня спросила мужа "о чём роман?", он молчаливо ушёл от ответа (виноват, однозначно!), она не настаивала, но когда ей из третьей руки перессказали, она обиделась. Вот и говорю - речь не настолько о предательстве, сколько об одной истеричке.
   А Пильняка жаль. Из-за своей литературы он прошёл гораздо хуже, чем Тагаки, который лишился только жены.